Новейшие методы лечения опухолей поджелудочной железы. Интервью с профессором, доктором Гюралпом Джейханом

В 2018 году на планете было зарегистрировано 18 миллионов случаев рака, из них 450000 касались поджелудочной железы – одного из самых важных органов человеческого организма.
На поджелудочную железу природой возложено две функции: выделение инсулина и определенных ферментов. Инсулин обеспечивает оптимальный уровень глюкозы в крови, а ферменты способствуют пищеварению.
От появления опухоли не застрахован ни один орган. Но если где-то рак определяют на ранней стадии, то с поджелудочной железой все серьезнее – скрининговых тестов для раннего диагностирования не существует.
Спровоцировать появление рака поджелудочной железы могут курение, ожирение, хронический панкреатит, наследственность на генетическом уровне.
Недавно этот диагноз звучал как приговор. Сегодня медицина шагнула вперед: хирурги провели ряд успешных операций, намного продлили жизнь пациентам. На счету одного из ведущих специалистов клиники ACIBADEM Маслак профессор д-р Гюралп Джейхан немало побед над страшной болезнью. Врач согласился ответить на несколько вопросов, касающихся достижений в борьбе с раком поджелудочной железы.

Расскажите о наиболее распространенных видах опухолей поджелудочной железы, с какими чаще всего приходится сталкиваться?

Самая опасная опухоль – злокачественная. Обычно диагностируем аденокарциному протоков поджелудочной железы – тяжелую форму рака. Часто приходится обнаруживать кистозные опухоли – внутрипротоковые папиллярные злокачественные новообразования (IPMN). Это стало возможным благодаря прогрессу в области визуализации. Но лечению этот вид опухоли поддается плохо.
Опухоли делятся два основных типа: одни влияют на главный проток поджелудочной железы, другие на меньшие протоки. Опасные – первые. При их обнаружении делаем резекцию. Опухоли меньших протоков не так агрессивны, до сей поры идут споры о методике их лечения: мониторинг или операция.
Существуют также нейроэндокринные, активные или неактивные опухоли. Обычно они неактивны.
Другое заболевание – хронический панкреатит, при котором воспаляется сама железа. Это не онкология, но лечение необходимо.

Есть ли связь между диабетом и другими заболеваниями поджелудочной железы?

Есть опухоль, которая называется инсулинома – производит выработку инсулина в избыточном количестве. Диабет может оказаться признаком рака поджелудочной железы в том случае, если у пациента всегда был нормальный уровень сахара в крови, но вдруг неожиданно подскочил и поставили диагноз «диабет». После удаления злокачественной опухоли уровень сахара восстанавливается.

Назовите симптомы, которые должны заставить обратиться к врачу?

Ситуация: пациент играет в гольф в воскресенье, а в понедельник кожа становится желтоватой, врач диагностирует рак поджелудочной железы, метатазы в печени и ожидаемую продолжительность жизни пациента до одного года. Речь идет о бессимптомном случае, вплоть до поздних стадий, с которыми при диагностировании сталкиваемся почти у 50% пациентов. У остальных заболевших пожелтение кожи может наступить раньше, они могут испытывать боль, отсутствие аппетита, слабость, тошноту, вздутие живота. Если первый симптом боль, то прогноз не очень хороший.

Как бы вы описали эту боль?

Очень сильная, иррадиирует в спину. Может наблюдаться и при обострении хронического панкреатита.

Методы диагностики опухоли поджелудочной железы, какие достижения в области ранней диагностики?

Хотел бы выделить несколько пунктов касающихся кистозных опухолей. На ранней стадии рак поджелудочной железы можно обнаружить лишь случайно: пациент идет на обследование, врач видит что-то на УЗИ, затем диагноз подтверждается.
С помощью гастроскопии можно исследовать желудок, двенадцатиперстную кишку, но не поджелудочную железу. Тут необходима тщательная комбинированная эндосонография, проведение которой пока недоступно никому.
Есть опухолевые маркеры: CA 19-9, антигенная детерминанта, связанная с различными типами опухолей. Показатели могут быть увеличены при раке поджелудочной железы, хотя не обязательно. После операции по удалению опухоли значение маркера уменьшается. Но необходимо наблюдение: если показатель снова возрастет, возможно, появилась злокачественная опухоль. Если же у больных раком до операции повышения уровней маркера не наблюдалось, то его нельзя использовать в качестве инструмента мониторинга.

Как современные технологии помогают успешному проведению операций?

В специализированных центрах по лечению поджелудочной железы или хирургии печени успех операций обеспечивает многопрофильная команда. Важно, чтобы кроме опытного хирурга в ней были специалисты по интервенционной желудочно-кишечной хирургии и визуализации. В таком составе гарантируется успех при лечении хронического панкреатита, а также рака поджелудочной железы, запущенных опухолей печени.
В некоторых случаях для удаления опухолей используем роботизированную хирургию – меньше побочных эффектов, лучше протекает процесс восстановления, почти не остается рубцов.

Расскажите о современных, продлевающих жизнь пациента методах лечения, последнем протоколе

Много зависит от местонахождения опухоли. У 20 процентов пациентов она расположена локально: в области головы, тела или хвоста железы, а в сосудах метастазов, инфильтратов нет. В таких случаях делаем резекцию, применяем химиотерапию и прогноз достаточно хороший.
У другой категории пациентов – 20-25% от общего числа, рак прогрессирует: есть сосудистые инфильтраты в портальных или брыжеечных венах, или опухоли вокруг брыжеечных артерий, в чревном стволе. Совсем недавно эту категорию пациентов лечили так же как третью группу (50 -55 %) с раком поджелудочной железы и метастазированием – с помощью паллиативной химиотерапии.
Теперь все изменилось: вторая группа получает неоадъювантную химиотерапию с использованием Folfirinox или Gemcitabine Abraxane – вещества, доказавшие эффективность. После этого у более чем 50 процентов пациентов рак становится резектабельным.

Как вы поступаете если лечение не дает эффекта, опухоль не меняется в размере?

По всей вероятности, ситуация стабильная и адъювантная неоксигемотерапия не сработала. Такие пациенты должны пройти более глубокое обследование.
Часто, когда после операции отправляем ткани в гистопатологическую лабораторию, то результаты исследований говорят, что опухолей фактически нет. Томография же показывает наличие опухоли, значит таким пациентам необходимо провести резекцию. Но не может точно определить, что происходит внутри опухоли, утверждать, помогла ли вспомогательная нео-химиотерапия или нет. Это реальные проблемы, с которыми приходится сталкиваться хирургам. Мы прооперировали множество пациентов с серьезным повреждением артерий, хотя по данным лаборатории рака не было.
Решена серьезная задача, об этом написал 3 статьи: у пациентов, получающих неоадъювантные химиотерапевтические препараты и прооперированных, риск возникновения панкреатического свища практически отсутствует. Препараты модифицируют ткани, что способствует благоприятному исходу.
Фистула поджелудочной железы с утечкой фермента – худшее осложнение в послеоперационном периоде. Ферменты могут быть агрессивными для брюшных тканей, что приводит к сильному кровотечению, а это грозит смертельным исходом.

Учитывая все вышесказанное можете ли утверждать, что диагноз «рак поджелудочной железы» не всегда несет смертельную опасность?

За пациентов стоит бороться. Почти половине относящихся ко второй категории больных можно сделать резекцию и спасти. Если же при оперативном вмешательстве обнаруживаем, что сосуды поражены раком, прерываем операцию, потому что можем потерять пациента.

2019-04-09T13:33:15+00:00 Новости|